Бросок

Бросок крокодила молниеносен. Реакция у него не хуже, чем у собаки.
Однажды, будучи на Кубе, мы набрели на фотографа, который зарабаты -
вал тем, что давал туристам сфотографироваться с крокодилом на плечах.
Крокодил был двух метров длины, морда была перевязана веревкой,
остальная часть которой составляла двухметровый поводок, которым он был привязан к дереву, в тени которого он скрывался от испепеляющей жары.

Я не сразу рискнул взвалить это чудовище на плечи, но когда все же
решился на этот геройский поступок, меня поразило то, насколько нежна
кожа у него на животе и тот контраст в ощущениях, которые возникают
при взгляде издалека и от прикосновения к его животу. Крокодил был
явно измучен жарой, расслаблен и вальяжен, так нежно, по-кошачьи,
обволакивал мою шею, что возникало вполне естественное желание пофамильярничать с таким лапочкой.

Удержало меня от этого шага лишь шиканье наших туристов, что еще
не успели увековечить себя с эдаким диковинным воротником, пришлось
уступить рептилию очередному любителю острых ощущений. Наконец
все заполучили свою порцию адреналина и мы готовы были грузиться в
автобус. Крокодил, вконец измотанный фотосессией, залег под деревом
и не подавал признаков жизни. И тут появился один из наших туристов,
который в съемках участия не принимал и, как вскоре выяснилось, даже
не подозревал о наличии здесь живого крокодила.

В руках у него был пластиковый пакет с фотоаппаратом, настроение
приподнятое (видимо, пока мы маялись на жаре с крокодилом, он успел
где - то дернуть холодного пива). Подойдя на два мера к дереву, он
опустил взор на траву и выдал: " Ух ты! А он что, живой!?" Фразу он
сопроводил резким движением пакета в сторону крокодила.

Ответ последовал мгновенно, но не от нас, а от крокодила. От удара
крокодильей мордой в пах, нашего товарища спас поводок, которым тот
был привязан к дереву. Прыжок был столь стремителен, что бедняга даже
не успел отпрянуть. Когда крокодил рухнул, извиваясь в потугах схватить
добычу, незадачливый махальщик пакетом рухнул тоже, но к счастью не
на кокодила, а назад, навзничь. Уже полулежа на спине, он судорожно
отползал от крокодила, а тот все пробовал веревку на почность, стремясь
достать и укусить добычу. Даже хозяин крокодила опомнился не сразу.

Прошло несколько сукунд, прежде чем он бросился оттаскивать
крокодила. За это время некоторые из нас успели получить по ногам
таким суровым инструментом, каким является крокодилий хвост. Слава
Богу, медицинской помощи никому не понадобилось (хотя фотографу,
все-таки надо было врезать по роже за подобные эксперименты). Травы
под деревом почти не осталось, ее, вместе с дерном, повырывали когти
неистовствовавшего монстра, и мы получили еще порцию адреналина,
представив на месте кусков дерна наши скальпы.

Крок, получив от хозяина несколько пинков, снова прикинулся муляжом
и застыл под деревом. Мы, с трясущимися поджилками, стали грузиться в
автобус и поехали дальше, все больше и больше задаваясь вопросом:" А
на кой ... нам туда надо!? " Ведь мы ехали на экскурсию ... в крокодилий
питомник! А это другая история. По возвращении домой, обиднее всего
было мне. Я дал тому фотографу - убийце сфотографировать себя своим
"зенитом - е". Назвать это фотоаппаратом, у меня язык не поднимается.
Практически ничего из отснятого на Кубе этим д....м - не получилось. А
другого тогда еще не было. На дворе был 1991 год.

В начало страницы